Каждый болеет по-своему

  • Печать

В медицине уже с давних пор существует правило: лечить не болезнь, а больного. Медицинская практика убеждает в том, что одна и та же причина, один и тот же болезнетворный фактор воздействует на разных людей неодинаково.

Болезнь глазами больного

Хотя любая болезнь имеет определенную общую схему своего «развертывания», конкретное воплощение этой схемы опосредуется индивидуальными особенностями физиологических механизмов, характерными для конкретного организма. Обусловливается это многими обстоятельствами как врожденного (наследственного), так и приобретенного порядка. Возьмем, к примеру, такой фактор, как возраст больного.

Вспомните, сколь высокой реактивностью, то есть способностью отвечать на тот или иной внешний агент, отличается организм ребенка: высокая температура, нередко с судорогами, при любой инфекции, частые аллергические реакции на пищевые продукты, лекарства. А с другой стороны — выраженное снижение такой реактивности у людей пожилого возраста, у которых нередки инфаркты миокарда без болевых ощущений, безлихорадочное течение воспаления легких...

Известно, что очень многие физиологические особенности организма человека зависят от его конституции, то есть характера строения тела Тип телосложения порою не только сказывается на некоторых особенностях течения того или иного заболевания у конкретного больного, но и на склонности организма человека к заболеванию определенными болезнями. Гиперстеники, например, чаще болеют гипертонической болезнью, сахарным диабетом, желчнокаменной болезнью, ожирением, астеники — туберкулезом, язвенной болезнью, неврозами.

Но есть еще одна, очень важная сторона в проблеме вариабильности течения болезни у разных людей — это, так сказать, своеобразие индивидуального субъективного «стиля» болезни, переживания болезни в зависимости от особенностей психической сферы заболевшего.

Две стороны болезни – внешняя и внутренняя

Болезнь может быть одна и та же, одинаковой тяжести, а как по-разному она переживается больными и проявляется в их поведении! Одни из них только о своей болезни и говорят, постоянно прислушиваются к своим ощущениям, ничто больше их не интересует, а другие — прямая противоположность: если иной раз и вспомнят о заболевании, то как бы походя, как о чем-то совершенно не заслуживающем внимания. И если первые обивают пороги поликлиник, то вторые их обходят стороной.

Выходит, что между тем, что можно бы обозначить, как объективное состояние больного организма, и тем, как это ощущается и переживается самим больным, интерпретируется им, нет полного соответствия. И это действительно так. Следует подчеркнуть, что реакции больных на болезнь могут отличаться чрезвычайным разнообразием. Отсюда и возникло предложение, с которым выступил еще в 1935 году советский терапевт Р. А. Лурия: различать в каждой болезни внешнюю и внутреннюю картины.

Внешняя картина болезни, или как бы объективная ее сторона, — это то, что обнаруживает у больного врач при осмотре и обследовании с помощью различных методов включая самые сложные лабораторные и инструментальные. Внутренняя же картина, или субъективная сторона болезни, — это то. как сам больной представляет себе свою болезнь, как он строит собственную концепцию заболевания на основании своих ощущений и восприятий, с учетом получаемой информации от друзей, знакомых, из популярной (а может быть, и доступной ему научной) литературы. Это как бы болезнь с точки зрения самого больного, видимая его глазами и обозначаемая также такими терминами, как реакция на болезнь, переживание болезни, отношение к болезни.

Характер внутренней картины болезни зависит от многих факторов — выраженности симптомов заболевания, длительности его течения и других. Но первостепенная роль в этом, несомненно, принадлежит особенностям психической сферы заболевшего. А они, как показывает опыт, весьма разнообразны.

Почему мы такие разные?

Можно смело утверждать, что нет ни одного человека, который по своему психическому складу являлся бы полной копией кого-то другого. Каждое человеческое «я» это абсолютно индивидуальный вариант из бесконечного числа вариаций на одну и ту же «тему» — человеческая личность.

Еще великий врач древности Гитократ подразделял всех людей по темпераменту на 4 типа в зависимости, как он считал, от преобладания в их организме тех или и «соков»: сангвиников (по-латински сангвис — кровь), холериков (от греческого слова холе — желчь), меланхоликов (мелан — по-гречески черная, холе — желчь) и флегматиков (греческое слово флегма обозначает слизь). Если говорить кратко, то сангвиники — это люди очень подвижные, стремящиеся к смене впечатлений, с разнообразной и oчень живой мимикой, легко переживающие всяческие невзгоды и неудачи; холерики — импульсивные, стремительные в своих поступках, вспыльчивые, подверженные быстрой смене настроения: меланхолики — застенчивые, склонные к глубоким переживаниям; флегматики — медлительные и постоянные в своих чувствах и настроениях.

О величайшей наблюдательности Гиппократа свидетельствует то, что подобного рода разделение людей у основных типа по их психическим особенностям сохранилось и в последующих классификациях, хотя, конечно, в основу их легло не гипотетическое соотношение «соков» в организме, а определенные особенности протекания нервных процессов в мозгу. И. П. Павлов предложил учитывать три важнейшие характеристики — силу, подвижность и уравновешенность основных нервных процессов — возбуждения и торможения. Нарушение этих процессов приводит к развитию в первую очередь неврозов.

Позднее стали говорить о необходимости принимать во внимание и некоторые другие параметры, характеризующие мозговые процессы (динамичность, концентрированность и т. п.) и на этой основе выделять еще ряд промежуточных типов высшей нервной деятельности.

В настоящее время среди невропатологов и психиатров широкое распространение получили представления о так называемых акцентуированных личностях или характерах.

Этот термин предложил известный психиатр из ГДР К. Леонгард. Имеется ряд классификаций акцентуаций характера: говорят о демонстративных, истероидных, возбудимых, эмотивных, педантичных, неустойчивых личностях.

Формы, или типы, реакций на болезни

Уже априорно, исходя из сказанного выше, можно полагать, что и реакции на болезни у людей со столь многочисленными особенностями психической сферы не могут быть однотипными. Так оно и есть.

Большинство врачей считают целесообразным выделять три главные формы (типа) реакций больного на болезнь. Первая — это наиболее адекватная (то есть соответствующая истинному положению дел) реакция, когда больной рассудительно, с должной степенью внимания, относится к своему заболеванию, выполняет все назначения и рекомендации врача, считается с его мнением. Такое отношение к болезни характерно для людей с устойчивой нервной системой. При второй — избыточной реакции — отмечается чрезмерное внимание больного к своим ощущениям и переживаниям, у него появляется чувство тревоги, неуверенности, мысли о наличии какого-то грозного заболевания. Подобные реакции бывают преимущественно у людей с тревожно-мнительными чертами характера, склонных к самоанализу, углублению в свой внутренний мир. Третий тип — сниженная реакция — характеризуется недостаточно серьезным, пренебрежительным отношением к болезни, даже если она довольно тяжелая. Больные неохотно прислушиваются к рекомендациям врачей, считают, что «все само

пройдет», стараются избегать посещения врача. Такое отношение к болезни характерно для людей с так называемыми циклоидными чертами характера (это как бы люди с «душой нараспашку»).

Надо сказать, что не только форма реакций, которая была выше обозначена как наиболее адекватная, но и две другие обычно не выходят за пределы условной нормы. Они могут поддаваться коррекции, «исправлению» со стороны врача без особых на то усилий.

Но, к сожалению, иной раз как пониженная, так и особенно повышенная реакция на болезнь приобретает уже патологический (болезненный) характер, превращаясь как бы в новую болезнь психогенного происхождения, что усугубляет основное — соматическое заболевание. В таких случаях может потребоваться вмешательство психоневролога.

Нередко при этом развиваются депрессивные реакции, когда у больного наблюдаются тоска, тревога, резко сниженное настроение, чувство отчаяния, безнадежности, крушения всех жизненных планов: заболел, и все пропало — жизнь кончена, ничего нет впереди...

Могут появиться и так называемые фобические реакции (от греческого слова фобос —страх). У человека создается мнение, что он болен каким-то очень серьезным, грозным заболеванием, например, сердца (кардиофобия) или раком (канцерофобия).

Как же формируется подобный фобический синдром? Представьте себе человека с тревожно-мнительным характером, у которого стали периодически при волнении возникать колющие боли в области сердца — явление не столь редкое у больных неврозом. Со временем это все более и более приковывает его внимание. Начинаются сопоставления: «А ведь что-то похожее было у Петра Ивановича, ему поставили диагноз стенокардии, а недавно произошел инфаркт миокарда...» Потом идут расспросы знакомых, страдающих стенокардией («Да, похоже...»). Затем — знакомство с доступной медицинской литературой: и тут многое кажется сходным (ведь больной, не будучи врачом, не способен критически подойти к описанию симптомов в той или иной книге или энциклопедии. Вспомните хотя бы персонаж из повествования Джерома К.Джерома «Трое в одной лодке, не считая собаки», который после подобного знакомства со справочником пришел к выводу, что у него есть все описанные там заболевания, за исключением воспаления коленной чашечки! Так постепенно больной все более укрепляется в своем «диагнозе»...

Следует упомянуть также ипохондрические реакции, когда больной оказывается полностью во власти своих ощущений (и истинных и ложных), считает себя неизлечимо больным, ничто его не интересует, кроме собственной болезни. Он постоянно ищет все новых и новых врачей, какие-то необычные средства лечения, посещает знахарей...

Имеются и другие формы патологических реакций на болезнь, которые могут затягиваться на месяцы и даже годы.

Несколько простейших правил

Конечно, у врачей имеются различные способы, чтобы подобные реакции в конце концов откорректировать, применяя как лекарственные средства, так и психотерапию. Но более важная задача, конечно,— не допустить формирования неадекватных форм реакций на болезнь.

Что для этого требуется? Прежде всего, доверие к врачу. Если врач является для больного авторитетом, то он будет выполнять все его предписания, верить всем его словам Больной всегда сможет поделиться с ним своими сомнениями, опасениями, а врач сразу же сумеет разъяснить все непонятное, рассеять страхи.

Необходимо также указать на некоторые правила, которых неукоснительно должен придерживаться больной в тех же психопрофилактических целях.

Прежде всего не стремитесь получить информацию о своей болезни из других источников, кроме как от лечащего врача. Не надо копаться в справочниках, энциклопедиях.

Не следует также прислушиваться к мнению любителей «поделиться опытом» из числа больных в стационаре или поликлинике. Это может привести лишь к отрицательным последствиям. Ни в коем случае не надо пытаться прочесть врачебные записи в своей истории болезни или амбулаторной карте: не имея специальных знаний, эти записи можно истолковать совершенно превратно и нанести вред самому себе, своей психике.

Заболев, не поддавайтесь унынию, а тем паче панике. Побольше активности в борьбе с болезнью и уверенности в своих силах! Многовековой опыт медицины подтверждает: люди активные, с хорошим настроением выздоравливают гораздо быстрее, чем те, кто поникнув головой теряет веру в хороший исход болезни.

Достаточно в этом отношении сослаться хотя бы на совсем свежий пример — историю заболевания и выздоровления знаменитого тяжелоатлета Юрия Власова, которому его активная позиция, коренная ломка своего отношения к болезни, преодоление всяческих страхов и сомнений существенно помогли справиться с тяжелыми недугами.

К.Ф. Канарейкин, профессор; В.Т. Бахур, доктор медицинских наук

Опубликовано в журнале «Здоровье» № 9 за 1986 год.